По карте на камне. Житель Бурятии нашел возможное захоронение Чингисхана

Zabkrai | 04.07.2016

Житель Улан-Удэ Дмитрий Багадаев расшифровал таинственные надписи и рисунки на древнем камне, который передавался в его семье из поколения в поколение. Оказалось, на камне изображена карта. Проехав более 500 километров по этой карте, Дмитрий Багадаев нашел захоронение монгольских ханов. По его мнению, одна из могил принадлежит самому Чингисхану.

Священный камень обо - плоский кусок гранита полуметровой высоты - достался жителю Бурятии Дмитрию Багадаеву от деда. Тот завещал беречь семейную реликвию, чего бы это ни стоило. Много лет камень лежал без дела, но однажды Дмитрий Данилович решил расшифровать изображенные на нем символы. Прочитав множество книг и побеседовав с учеными-историками, он выяснил, что надписи принадлежат к разным алфавитам: китайский иероглиф соседствует с арийским крестом, а еще один символ, по-видимому, относится к древнеегипетской письменности. Рисунки же оказались картой. Дмитрий Багадаев узнал на ней окрестности райцентра Оса Иркутской области. В Осинском районе жил его дед. Проехав более 500 километров, он нашел в тайге старинное захоронение. По его мнению, оно принадлежит монгольским ханам. Возможно, в одной из могил похоронен не кто иной, как Чингисхан. По крайней мере об этом говорят некоторые косвенные доводы.

Дмитрий Багадаев, владелец камня: "Моего дедушку Прокопия в деревне звали Обоха, то есть «хранитель обо». Он был очень уважаемым человеком. В 30-е годы, когда всех раскулачивали, деревенские специально просили за него перед секретарем райкома, чтобы в списках он числился не кулаком, а середняком. В итоге от репрессий он не пострадал. Дед Прокопий и еще несколько жителей деревни каждый год уходили в тайгу, на священное место, и там молились. Вроде бы была там какая-то могила. Он и меня звал с собой, в последний раз это было в конце 60-х. Но я тогда был молодой, лет 16–17, и все это было мне неинтересно. Перед смертью дед Прокопий оставил мне священный камень, но ничего про него не объяснил. Сказал только, что когда-нибудь я за него большие деньги получу. Я только посмеялся".

Несколько лет назад Дмитрий Багадаев решил выяснить, что же все-таки изображено на камне. Перенес рисунки на бумагу и показал ученым. Оказалось, на гранитной поверхности соседствуют знаки, принадлежащие к трем разным культурам. Один из них — китайский иероглиф, означающий «большой, могучий». Второй - арийский крест, символ неба. Третий больше всего напоминает древнеегипетский иероглиф, обозначающий быка или оленя. В итоге получается «большой небесный олень». Небесный олень или лось - главное божество тенгрианских религий, которые исповедовали предки современных монголов, бурят и якутов.

Игорь Александров, культуролог: "Мы не так уж много знаем о тенгрианстве. Лев Николаевич Гумилев считал культ неба - Тенгри - общим для всех народов Центральной Азии, чем-то вроде индоевропейской прарелигии. По его мнению, тенгрианство стало основой таких религиозных систем, как зороастризм и индуизм. А у степных кочевников он слился с шаманизмом, и сейчас отделить их друг от друга практически невозможно. В шаманских культах главное божество, олицетворяющее Небо-Тенгри, — это небесный олень или лось".

Это позволяет предположить, что кусок светлого гранита, доставшийся Дмитрию Багадаеву в наследство от деда, является осколком так называемого оленного камня. Оленные камни — это плоские гранитные плиты, которые ставили вокруг курганов, где кочевники хоронили своих ханов. Свое название они получили из-за того, что на них всегда присутствует изображение оленя.

Сергей Данилов, заведующий отделом истории и культуры Центральной Азии Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН: "Оленные камни устанавливали на священных местах, в том числе вокруг погребений. В Бурятии их сохранилось немного, буквально четыре-пять, в Монголии и Туве — намного больше. Эти камни обычно достигают двухметровой высоты. Посередине на них выбит пояс, к которому «подвешены» топоры и другие предметы. Обязательно присутствует изображение оленя. По одной из гипотез, эти камни ставили в честь вождей за особые заслуги".

Помимо символов, которые сложились в словосочетание «большой небесный олень», на камне были еще и рисунки. День за днем Дмитрий Багадаев пытался понять, что же на них изображено. Читал специальную литературу, изучал монгольские эпосы. Но однажды его осенило: еще раз присмотревшись к линиям и царапинам, он понял, что перед ним карта. Причем местность была ему хорошо знакома.

Дмитрий Багадаев, владелец камня: "Сперва я обратил внимание на волнистую линию и решил, что это река. От нее идут две глубокие царапины — долины. Я понял, что знаю это место. Два пересохших русла идут на север от реки в окрестностях деревни Наймагуты Осинского района. Там жил мой дед, и я провел там детство. Если двигаться по одному из русел, выходишь к большой скале. На камне в этом месте нарисован квадрат".

Ученые считают, что карта на осколке оленного камня была нарисована, точнее, вырезана значительно позднее, чем другие символы и рисунки. Скорее всего, она была сделана уже после того, как от большого камня откололи верхнюю часть.

Сергей Данилов, заведующий отделом истории и культуры Центральной Азии Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН: "Никаких карт на оленных камнях быть не может. По крайней мере мы ничего о такой традиции не знаем. Вероятнее всего, карта появилась значительно позднее, чем другие рисунки. Хотя, конечно, по-хорошему, надо этот камень внимательно изучить".

После того как Дмитрий Багадаев догадался, что на камне изображена карта, выбора у него уже не оставалось. Едва дождавшись весны, он поехал в соседнюю Иркутскую область, в Осинский район, и прошел весь обозначенный маршрут. На север от скалы он нашел огромную воронку. Вокруг было разбросано множество камней, подобных тому, что достался ему от деда. А еще в паре сотен метров обнаружился курган — и снова камни с какими-то символами. Один кусок гранита Дмитрий Данилович привез в Улан-Удэ и показал историкам из Бурятского научного центра. Они не смогли сказать по поводу находки ничего определенного. Чтобы установить происхождение странных камней, нужно произвести раскопки. А приоритет здесь у иркутских археологов, поскольку находится курган на территории Иркутской области.

Дмитрий Багадаев, владелец камня: "Я разговаривал с историками из Иркутска. Договорились, что летом нужно организовать экспедицию. Администрация Осинского района уже дала разрешение на раскопки. И курган, и камни сохранились очень хорошо. Для деревенских жителей это священное место, и они ничего там не трогают".

Дмитрий Багадаев считает, что найденное им захоронение может оказаться ничем иным, как могилой Чингисхана. На камне, который он нашел возле воронки, сохранились надписи на старомонгольском языке. В частности, историкам удалось прочесть имя Чингис.

Дмитрий Багадаев,  владелец камня: "По некоторым признакам захоронение в Осинском районе является вторичным. Судя по всему, кто-то перезахоронил погребение из Джунгарии — области на границе Монголии и Северо-Западного Китая. Именно там жили предки Чингисхана".

Ученые пока относятся к подобной идее скептически. Хотя не отрицают, что находка Дмитрия Багадаева нуждается в серьезном изучении.

Игорь Александров, культуролог: "Все это, конечно, попахивает дешевой сенсацией. Могилу Чингисхана ищут на своей территории и монголы, и тувинцы, и китайцы. Где на самом деле она находится, никто не знает. Перед смертью хан распорядился, чтобы место его захоронения стало тайной. Но даже если найденные жителем Бурятии погребения не имеют отношения к Чингисхану, все равно это очень ценная находка, которая многое может рассказать о культуре кочевников Центральной Азии".

Автор:

Андрей Голованов

Андрей Сазонов, Мария Землянская

Фото: из личного архива

Источник: http://smartnews03.ru/

in Mongolia 9 день г Мурен, Оленные камни, МЧС

Контакты

  • Адрес: Россия
    Забайкальский край, г. Чита
  • Email: zabkrai@inbox.ru
  • Телефон: +7 914 521 61 39

Ресурсы сети